О непреклонном возражении Израиля против ядерной американо-иранской сделки известно многим. Живущим в Израиле известны более тонкие нюансы. Некоторые эксперты по безопасности осторожно оптимистичны; другие оптимистичны в меньшей степени. Вместо представления договора в Конгресс для ратификации (для чего потребовалась бы поддержка 2/3 Сената, что сегодня не является возможным), президент Обама попытался «пойти в обход», утверждая, что соглашение находится исключительно в сфере компетенции исполнительной власти. После нескольких месяцев переговоров было достигнуто соглашение том, что Конгресс имеет право блокировать договор через вето при достижении большинства (2/3) голосов. На этом этапе данный вопрос находится в настоящее время. Конгресс находится на традиционных августовских каникулах. Голосование по соглашению состоится в сентябре и, скорее всего, приведет к его поражению. Затем Президент наложит вето на заблокированный договор, и Конгресс будет пытаться преодолеть вето (2/3 голосов обеих палат). Количество голосов «за» и «против» будет почти равным; на этом этапе вето, вероятно, не будет преодолено.

На мой взгляд, соглашение не является ужасным, но и хорошим его не назовешь. Две наиболее проблемные его части – это: (1) сложные отсроченные процедуры проверки, позволяющие Ирану временно блокировать практически любую проверку, и (2) отсутствие какой-либо связи между облегчением санкций и поддержкой терроризма. Иран как лгал, так и будет продолжать лгать о своей ядерной программе. С самого начала администрация обещала, что Иран будет подвергаться проверкам международных экспертов в любом месте и в любое время. Неожиданно в последнем варианте договора это условие было изменено. Заверения администрации о том, что это небольшое отклонение, звучат неубедительно. При этом надо учитывать, что Иран будет делать все возможное для усложнения и запутывания процесса проверки.

В ответ на вопросы о злонамеренных действиях Ирана по всему миру, администрация утверждает, что соглашение сосредоточено исключительно на ядерной программе. Но благодаря кому? Администрация может настоять на чем угодно, стоит ей только захотеть. В то время как западные державы сосредоточены на демонтаже системы ядерного оружия Ирана, на Ближнем Востоке без вмешательства Ирана не обошелся ни один крупный конфликт — Ирак, Сирия, Ливан, Сектор Газа, Йемен, и даже атаки в других странах, таких как Болгария, Франция и Кипр. На самом деле, без иранского вмешательства, ИГИЛ, вероятно, даже не существовал бы, а Асад в Сирии давно уже был бы отстранен. Возникает вопрос: зачем отказываться от эффективного режима санкций, учитывая то, что Иран будет использовать огромные вливания средств для продолжения дестабилизации Ближнего Востока и остального мира?

Администрация утверждает, что это наилучшее возможное соглашение. Но, опять же, с чьей точки зрения? США с пятью другими международными державами вели переговоры с государством третьего мира на Ближнем Востоке. Это совершенно другая ситуация по сравнению со сделками по контролю над вооружениями между США и Советским Союзом в 1980-х годах. Обе эти страны были великими державами, и переговоры велись между равными. В данном случае США и союзники могли бы настоять на всем, чего хотели. Если бы Иран не согласился, он бы стал мишенью военного ответа. Учитывая все ужасы и разрушения, которые могла бы принести еще одна война, если бы Иран действительно поверил, что США собираются его атаковать, он пошел бы на большие уступки.

Как добавление масла в огонь прозвучало публичное заявление Обамы, возлагающее вину на Израиль в случае провала договора. Израиль не имеет ничего общего с этим договором. Если Президент не может получить 1/3 голосов Конгресса в поддержку своего обильно инвестируемого международного соглашения, то оно заслуживает поражения. Большинство экспертов по внешней политике признают, что настояние бывшего президента Буша на войне в Ираке было главным промахом внешней политики, возможно, худшим в современной истории, которое привело к существованию многих трудностей в регионе в настоящее время. Тем не менее, внешняя политика президента Обамы обострила ситуацию, сделала ее гораздо более шаткой, и теперь развязывает руки режиму, продолжающему подрывать мировой порядок. Это соглашение является огромной авантюрой: Иран получает все, что хочет — международное признание и облегчение санкций и мало что отдает взамен — программу по созданию ядерного оружия, которого, как он утверждает, у него нет. Это правда, что ядерная программа Ирана получила серьезное препятствие, и, может быть, это достаточная причина, чтобы поддержать соглашение. Но, на мой взгляд, это плохое соглашение, и администрация сдала позиции.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Jamie Cowen
Jamie Cowen is a Partner at Cohen, Decker, Pex, Brosh Law Offices, Petach Tikvah, Israel; Former Rabbi, Tikvat Israel Congregation, Richmond, Viriginia; Former President, Union of Messianic Jewish Congregations; Former Chief Counsel, US Senate Subcommittee 1978-1986

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ